Истории из Жизни

Я тебя поцелую, и все пройдет…

История из жизни Алены
admin
Написано admin

Трогательная женская история, заставляющая плакать и смеяться одновременно, доказывающая что счастье есть, хоть оно  и бродит  иногда где-то тайными тропами.

История из жизни Алены

Каблучки цокали по асфальту, как кастаньеты, словно подгоняли – быстрей, быстрей. Алена не шла, а летела. Времени оставалось мало…

Нужно было успеть привести себя в порядок и переодеться. Конечно, вечеринка вовремя не начнется.

Приглашенная публика считала особым шиком приходить на светские мероприятия позже. Но Алене сегодня опаздывать нельзя, ведь он будет ждать. Он – это Максим.

Полгода назад, независимый и элегантный, сразу после стажировки в Лондоне Максим появился в фирме, где Алена работала младшим юристом. Вся женская часть офиса была покорена его манерами и открытой улыбкой, делавшими Максима похожим одновременно на Юрия Гагарина и Киану Ривза. Однако молодой человек явно собирался не романы крутить, а делать карьеру, и все попытки девиц привлечь его внимание сошли на нет.

Алене нравилось работать с Максимом. Он всегда точно формулировал задачу и с упорством ездовой собаки шел к цели, вкалывал сам и заставлял работать других.

И даже те, кто настороженно относился к его амбициям, признавали, что кроме работоспособности Максим обладает и талантом. Их роман начался незаметно, будто сам по себе, и каждый новый проект только укреплял отношения. Алену любили, и женщины великодушно простили ей, что она выиграла главный приз.

 «Осторожней, девушка!»

Алена прибавила шаг, свернула во двор и почти побежала к подъезду. Вот черт!

Вход загораживал кожаный диван. Трое дюжих молодцов в комбинезонах заканчивали погрузку мебели в фургон. Шофер явно нервничал. «Наверное, как я, на свидание опаздывает», – решила Алена. Мужики навалились на диван и, кряхтя, поволокли. Алена кинулась в освободившийся проем и больно стукнулась о широкую грудь грузчика, выходившего из подъезда. На поводке он вел крупного пса в ошейнике с затейливой золотой вязью.

«Осторожней, девушка, вы меня чуть с ног не сбили!» – «Простите!» – на бегу крикнула Алена.

Черт, черт, черт! Лифт не работал! «Грузчики его, что ли, сломали?

Теперь на девятый придется пешком топать».

Алена откинула прядь с потного лба и пошла наверх…

Дом был новым, построенным на месте хрущобы. Жильцы продолжали въезжать, к соседям обращались редко. Вот пару дней назад сосед снизу прибежал. Кричал, что она его заливает, а это его стиральная машина протекла. Псих какой-то! Даже не извинился за то, что ломился к ней за полночь.

На восьмом этаже Алена чуть не грохнулась, споткнувшись. Под ногами лежал дорогущий альбом. «Сокровища Тауэра» – было написано на обложке. «Наверное, грузчики обронили», – девушка оглянулась и увидела приоткрытую дверь в квартиру. «Точно, этот малахольный потерял». Алена
вошла: «Эй, я вашу книгу принесла».

Квартира встретила ее тишиной. Она заглянула в комнату и испугалась – какой чудовищный разгром. «Стой, где стоишь! – чья-то сильная рука схватила Алену за плечо, и она оказалась прижатой лицом к стене.
– Где Филька, дрянь, куда ты его дела?!»

Не оборачиваясь, этого она все равно не смогла бы сделать, движением, отработанным с инструктором, девушка ударила нападавшего ребром альбома и одновременно каблуком наступила ему на ногу. «Бандит» застонал и согнулся в три погибели. Это был хозяин квартиры. А в дверь уже вваливался милицейский наряд, вызванный соседями. И тут же зарыдала…

Через два часа Алена из грабительницы превратилась в главного свидетеля. Воры вывезли технику, старинную мебель и увели собаку. Об этом Матвей – незадачливый потерпевший – сокрушался больше всего: «Он же маленький, глупый.

Ему еще года нет, а леонбергеры взрослеют к двум годам. Теперь эти гады будут выкуп требовать. Их, конечно, навел кто-то из конкурентов. Я только что выиграл конкурс ювелиров в Лозанне, получил большой заказ…» Алена безучастно слушала, проклиная себя за то, что вляпалась в историю. «Опоздала теперь совсем», – про себя твердила она, впадая в отчаяние. Если бы она знала, что ждет ее на вечеринке…

Максим, сияя улыбкой, шел сквозь толпу гостей прямо к ней.

«Привет, Ален, ты что-то припозднилась! А мы с Ларой уже уходим».

Миниатюрная блондинка висела у него на локте. Конечно, Алена ее знала: дочка одного из акционеров регулярно появлялась в светской хронике. Как сомнамбула…

Алена вышла и смотрела вслед отъезжавшей парочке. Резкий порыв ветра бросил ей в лицо горсть песка. Щеку обожгло, как от пощечины: «Нет, я не заплачу», – приказала она себе и тут же зарыдала в голос.

Всю неделю коллеги шушукались у нее за спиной, жалели – Максим уехал в Грецию с Ларой. Дома – не лучше. Она ежедневно встречала Матвея. Утром он входил в лифт, вечером придерживал ей дверь подъезда, пару раз сталкивался с ней у мусоропровода. И каждый раз у нее возникало чувство вины, будто это она помогла обчистить соседскую квартиру.

«Это моя собака!»

В пятницу Алена засиделась на работе, а когда выехала, начался ливень. Дворники крутились как бешеные, не справляясь с потоками воды. «Надо переждать», – не успела она подумать, как перед машиной возникла фигура.

Не надо лед, ты лучше поцелуй меня, и все пройдет…

Хорошо, что скорость была маленькой, Алена успела затормозить.

Вне себя от ярости она высунулась в окно и заорала на бабу, тащившую упиравшуюся собаку. В свете фар масляно блеснула золотая вязь ошейника. «Филя!» – пес оглянулся было, но тут же получил пинок.

Алена бросилась к тетке: «Это моя собака!»

Пьяная бомжиха и не думала уступать, ощерив беззубый рот, она полезла в драку. Женщины тащили леонбергера каждая в свою сторону.

Алена упала, коленкой проехавшись по асфальту, бомжиха лупила ее по голове, пыталась отодрать пальцы от ошейника. И тут веревка лопнула.

От неожиданности пьянчужка потеряла равновесие, а Филя потащил цеплявшуюся за ошейник Алену к машине.

Они ввалились к Матвею ободранные, грязные, но в дикой эйфории от одержанной победы. Он сгреб в охапку обоих – и пса, и девушку – и целовал по очереди, а потом увидел синяк у Алены под глазом, разбитую коленку и потащил девушку на кухню. Она сидела на табуретке, зажмурившись, чтобы не видеть крови.

Матвей, стоя на коленях, промывал рану, а потом вдруг наклонился и осторожно притронулся к коленке губами. Как будто теплая волна прошла по ее телу, весь мир стал далеким и нереальным. Алена посмотрела в его черные шаманские глаза и поняла, что ни за что на свете не уйдет из этой кухни по своей воле.

Матвей протянул руку и нежно провел пальцами по ее щеке: «У тебя синяк будет, я сейчас лед приложу».

«Не надо лед, ты лучше поцелуй меня, и все пройдет», – улыбнулась Алена.

Об авторе

admin

admin

Оставить комментарий

*