Посёлок городского типа “Калач”. Моя Родина. Здесь протекала вся моя жизнь. Здесь я родился, окончил школу, отсюда забрали в армию, и сюда же я вернулся, отучившись в юридическом техникуме. Работаю участковым теперь, чем весьма удивил приятелей. Это был осознанный выбор, я хотел сделать для своего края что-то хорошее. Ведь сколько народа страдает от мошенников! У кого-то кошелёк стащат с деньгами, кто-то хулиганит по-чёрному, но бывают и другие неприятные происшествия.

Будни участкового: тяжёлый случай

Этот выходной я собирался провести с женой и двумя сыновьями, выехав на природу. Хотели мы искупаться в озере, пожарить шашлыки. И ничего не могло нарушить эти планы, кроме экстренного вызова на работу. И такое, как назло, случилось. Пожилая пара услышала у соседей шум, женские крики, грохот, муж позвонил в полицию. Адрес до боли мне знаком, ведь, когда ты участковый небольшого посёлка, – знаешь практически всех его жителей. Кто-то порядочный до мозга костей, кто-то с хитринкой. Не так давно мальчишечка один, Андрюшка 15-и лет, нашёл мужской кошелёк  набитый деньгами, да ещё кредитки там были. Сразу мне принёс, а я нашёл владельца. Это было несложно, в потайном кармане кошелька, под замком, была фотография женщины, которую я хорошо знал, наши – соседи.  Это был кошель её мужа. Тот пацана отблагодарил, дал ему тысячу, а мне в выходные проставился. Но не все у нас такие порядочные, к сожалению.

Бросаю я, значит, жену и детей на берегу, мчусь на экстренный вызов. По этому адресу нередко сигналы поступают о домашнем насилии. Там проживает молодая семейная пара, у которой всё было бы хорошо, если бы муж стабильно, раз в месяц, крепко не запивал. А сколько ещё таких неблагополучных браков? Обычные с виду люди, живите, жизни радуйтесь, детей растите, ну чего не хватает? Настроение мигом упало, осознавая, что вместо семейных посиделок у костра, меня ожидает далеко не самая приятная обстановка. Приехав по указанному адресу, я постучал в дверь. Мне открыла знакомая уже молодая женщина, с сильно заплаканным лицом. Левый глаз заметно опух и начинал потихоньку синеть. Что тоже было знакомо.

– Здравствуйте, я ваш участковый. Ваши соседи услышали шум, где ваш муж?
– Он ушёл к друзьям.
– Это он вас так?
– Нет, я споткнулась на порожках.
– Как то часто вы спотыкаетесь.
– Ну, что поделать.
Она попыталась улыбнуться, получилось довольно уныло.
– Заявление написать. И что-то менять в своей жизни.
– У нас всё хорошо. А теперь я попрошу вас уйти.
– У меня вызов, я должен провести проверку.
Она отошла в сторону, пропуская меня дом. В комнатах царил хаос, битая посуда на кухне, перевёрнутая мебель, но кроме женщины, дома никого не было.
– Когда муж вернётся, передайте, пусть придёт ко мне в отдел.

Она закрыла за мной дверь. Домой я ехал погружённый в свои мысли. Что движет этой женщиной, заставляя её покрывать мужа-тирана? Почему не бросит, не перешагнёт этот ужасный этап своей жизни? Похоже, я никогда не смогу этого понять, как и помочь ей, пока она сама этого не захочет. Завтра её муж придёт ко мне в кабинет для очередного разговора, уже осознавая, что без её заявления ему ничего не будет, покивает, пообещает взяться за голову. И всё повториться снова. Да, это явно не та борьба с несправедливостью, что я хотел вести, когда решил стать участковым, но выбирать не приходится. А сейчас надо ехать домой, быть может успеем ещё на пикник.