Детский дом и волонтеры, как это было на самом деле.
Семья и дети

 Познакомившись с детьми из детдома, я поняла…

Детский дом и волонтеры
admin
Написано admin

 Познакомившись с детьми из детдома, я поняла: счастье — это когда можешь сделать счастливым другого…

Все началось с того, что мы с коллегами решили устроить праздник для детей-сирот. Нашли детский дом в глубинке — нам казалось, что столичные детдома обеспечены всем необходимым в отличие от провинциальных. Накупили целую машину игрушек, одежды, разных вкусностей и поехали.

Это была наша первая поездка к детям…

В качестве волонтеров  мы смутно представляли, чем будем с ними заниматься. Хотя Валечка, одна из наших активисток, творческая до невозможности, разработала целый сценарий. Вот мы приезжаем, вручаем подарки, включаем музыку (Валечка увлекалась танцами живота, по этому везла с собой два диска восточной музыки) и эту музыку рисуем…

Детский дом и волонтеры
Но воплотить идею на практике оказалось не так-то просто…

А что такое горизонт?

Музыка играла уже четверть часа. Мое воображение рисовало оранжевый закат, танцовщиц в яркой одежде, султана, лениво отгоняющего муху от сочной дыни… Но дети так и не начали рисовать. Одни смущенно смотрели в пол, другие шептались, третьи откровенно зевали. Не понимая, что происходит, я подошла к 10-летнему Илье:

— А ты почему не рисуешь? Музыка такая выразительная…
— Я не знаю, что рисовать, — робко ответил мальчик.
— Ну как что, это ведь восточная музыка. Представь, например, пустыню, на линии горизонта — верблюдов…
— А что такое горизонт? — его голос стал еще неувереннее.

И тут до меня дошло — их мир ограничивается детским домом, школой и экскурсиями по окрестностям, а мы предлагаем какую-то непонятную игру в ассоциации!

Прежде чем просить их что-то на рисовать, надо рассказать им про этот самый Восток! И я начала рассказывать — про липкую пахлаву, тающую во рту, про зажигательный танец живота, про верблюдов…
Детский дом и волонтеры сказка
Дети слушали как зачарованные. А потом вдруг на бумаге стали появляться сюжеты — черноглазые красавицы, сказочные дворцы, восточные сладости…

— А как на Восток добраться? На самолете? — отложил карандаш Илюша. В его глазах больше не было робости.
— А как самолеты в небе держатся? Вопросы посыпались один за другим. Детей интересовало все: есть ли в самолете туалеты, как пользоваться лифтом и что будет, если он сломается, можно ли заблудиться в метро, правда ли, что где-то едят лягушек и кузнечиков…

Я смотрела на них с восхищением: такая жажда познания!

Может, потому, что они всего этого лишены?

У нас очень дружная семья, мой 13-летний сын Олег объездил со мной и мужем уже полмира.  Видел и пустыню, и моря, и океаны, только особого восхищения это у него не вызывало: “Вот если б ты мне новую компьютерную игру купила или в ресторан отвела, было бы круто…” Читать лень, учиться лень, даже позвонить другу — и то лень. Проще послать СМС или написать в “ВКонтакте”. Юный старичок, которого уже ничто в этой жизни не удивляет и не радует…

Семья или детдомовцы?

Детдомовские же дети были совсем другими. Они заразили меня жизнелюбием и энергией. Не хотелось больше жить по инерции: работа — дом — работа. Хотелось делиться с ними знаниями, душевным теплом. Они впитывали, словно губка, каждое слово, каждый жест, каждое прикосновение.
Детский дом и волонтеры где мои мама и папа?
У нас на работе образовался мини-клуб волонтеров: Валечка, Софья Михайловна, наш старший бухгалтер, и я. Мы приезжали к детям при любой возможности. Рисовали, танцевали, слушали музыку, лепили… Удивительно, но на наши мастер-классы приходили не только малыши, но и подростки! Чтобы чаще их навещать, мне пришлось преодолеть давний страх перед машиной.

Права я получила еще десять лет назад, но сесть за руль боялась. А тут такой стимул: Илюшка, Полинка, Сашка, вмиг ставшие родными и близкими… Вот только муж Андрей меня не поддерживал.

Нет, поначалу очень даже поддерживал: “Молодец — детям нужно помогать”, но, когда я зачастила в детдом, стал ворчать: “Скоро мы с сыном тебе будем не нужны”. А потом и вовсе начал шантажировать: “Выбирай — либо семья, либо детдомовцы. Утомила меня твоя благотворительность”. Но почему я должна выбирать?! Я по-прежнему много времени уделяла семье — все так же пыталась порадовать сына интересными книгами, спектаклями и выставками, кормила Андрея вкусными ужинами, убирала, ходила на родительские собрания… Просто если раньше я могла позволить себе в какой-то день отоспаться, то сейчас у меня таких дней не было. Если появлялось “окно”, тут же срывалась к детям.

Хочу найти маму

— Ты просто собственник, — оправдывалась я перед мужем. Ссориться мне не хотелось, но не терпеть же его вечные упреки!
— Вспомни, как ты меня к сыну ревновал: “Ребенка гладишь, а меня нет, его кормишь, а мне не предложила, его ласково называешь, а про меня забыла”. Только когда Олежке исполнилось года четыре, сменил гнев на милость. А теперь новый объект для ревности? Доигралась… — Да что ты вообще можешь дать этим детям?

— Андрей вдруг посмотрел с не скрываемой злостью.
— Зачем вы вообще нужны, волонтеры? Рисовать и играть они и без вас могут. Только воспитателям мешаете, пустословы. Приезжаете покрасоваться — мол, смотрите, какие мы благостные, даже временем своим пожертвовали ради вас. Самооценку повышаете за их счет, больше ничего.

— Ну знаешь, это перебор!
— Не выдержав, я влепила ему пощечину.
— Ах так? Ты сама напросилась…

С этого дня он объявил мне “холодную войну”.

Перестал со мной разговаривать, есть мою еду, спать со мной в одной постели — ушел в комнату к Олегу, науськивая сына: “Твоей маме не до нас, у нее теперь другие интересы”. А после очередной поездки в детский дом я не обнаружила дома ни мужа, ни сына. Только записку на кухонном столе:

  • “Мы уехали на неделю на турбазу. Тебе решили не говорить, не уверен, что заметишь наше отсутствие”.

Если бы не эти люди! В ту ночь я так и не уснула. Как мне достучаться до мужа, как пробиться сквозь подростковую броню сына? Я уже раз десять позвонила, но они не брали трубку. Обиделись. Ладно, приедут — поговорим. Должны же они понять! Через четыре дня позвонил Андрей:

— Олега случайно дома нет? — его голос был хриплым от волнения.
— Ты же его увез?!
— Меня кольнуло дурное предчувствие. — Да, он все время был со мной.
— Андрей замялся.
— Но утром сказал, что хочет погулять один. Я разрешил…
— Ну и? — не выдержала я.
— А он не вернулся.
— Что значит не вернулся?!
— После завтрака ушел, и до сих пор нет. Телефон вне зоны действия сети. Я уже все обыскал…
— Андрей начал заикаться от волнения.
— Звони в полицию, слышишь! — заорала я во весь голос.
— Немедленно! Если Олег потерялся, он околеет от холода: на улице — мороз!

Я выезжаю…

Я гнала машину как сумасшедшая. Окно залеплял липкий снег, дворники едва справлялись. Но я давила на газ. Господи, забери у меня все — здоровье, жизнь, лишь бы мой ребенок нашелся! Когда я приехала на турбазу, уже стемнело. На Андрее лица не было, он вмиг постарел и осунулся. Я поняла: известий о сыне нет… Ни следов, ни зацепок — ни-че-го. Да и откуда они возьмутся, следы, если целый день валит густой снег? Я почувствовала, как сердце упало. Перед глазами все поплыло. И вдруг…

— Жи-и-ив!
— К нам со всех ног бежал молодой полицейский.
— Жив! Его добровольцы местные нашли, которые нам в поисках помогали. В люк какой-то провалился. Он в больнице сейчас, ноги отморозил. Но врачи говорят — жизни ничто не угрожает. Если б не волонтеры…

С тех пор прошло два месяца. Олега недавно выписали. К счастью, все обошлось. А Андрей… Он очень изменился. Словно всю жизнь переосмыслил, даже взгляд другим стал. Исчезли и обиды, и ревность, и вечное брюзжание. А недавно, вернувшись с работы, обнаружила, что весь дом забит игрушками.

— Что-то ты давно в детдом не ездила.
— Глаза у мужа были смущенно-виноватые.
— Мы решили напомнить. А заодно напроситься с тобой. Ведь вам нужны помощники?

Детский дом дети и волонтеры

Возможно, ждут именно вас

Светлана Небянская,
руководитель благотворительного фонда “Поверь в мечту”

Количество волонтеров за последние годы увеличилось, но их все равно не хватает. Ведь волонтеры нужны везде — в детских домах, больницах, хосписах, домах престарелых…

Если люди годами изолированы, им не хватает элементарного внимания, участия, общения. Нехватку этого и помогают восполнить волонтеры. В том числе через творчество. С детьми или людьми преклонного возраста — неважно, ведь многим нравится делать что-то своими руками: рисовать, вышивать.

Для этого мы создали первую выездную школу искусств для детей, которые не могут посещать стационарные студии или кружки. Мы ездим в больницы, детские дома и проводим творческие мастер-классы, праздники, встречи с интересными людьми. Сейчас создается стационарный Центр искусств, где будут идти мастер-классы, студийные занятия для детей с ограниченными возможностями и ребят из малообеспеченных семей. Конечно, быть волонтером непросто — это большая психологическая нагрузка. Поэтому, перед тем как ехать в больницу или детский дом, нужно пообщаться, посмотреть фотографии (обычно фонды держат их в открытом доступе) — проникнуться. Есть специальные психологические тесты, по которым можно определить, насколько человек готов к такому делу.

Недавно был случай: к больным детям (онкология) пригласили на Новый год Деда Мороза и Снегурочку. Актеров не предупредили… В итоге Снегурочка не выдержала и убежала в слезах. Дети расстроились.

Волонтерам обязательно нужно взвесить свои силы и понять, на что они идут. Деятельность это неоплачиваемая. Награда — счастливые, радостные и благодарные глаза людей. Надеемся, вскоре волонтеры смогут получать приятные бонусы, начиная с льготных билетов в музеи, театры и заканчивая преимуществом при трудоустройстве и поступлении в учебные заведения. Это, кстати, уже давно практикуется в Европе.

Об авторе

admin

admin

Оставить комментарий

*