“Скальпель, тампон, зажим”, – доносились издалека непонятные для слуха Нины слова. Сознание отключилось, подсознание дремало, слух вяло бодрствовал. Больная открыла глаза, над головой разливала яркий свет операционная лампа. Над прооперированной женщиной в одно мгновение склонились пять хирургов, чуть поодаль стояла операционная сестра.
– Нина, слышите меня? – обратился к ней невысокий, приятный врач.
Женщина тихо с трудом ответила:
– Слышу.
Строгого вида немолодой хирург произнес:
– Все закончилось, Нина, вы будете жить.

Рядом стоящий молоденький рыжеволосый начинающий хирург улыбнулся. Он молчал, но было понятно, что рад счастливому исходу операции. Пациенткой занялись сестра и санитары. Врачи покинули место работы.
Только через неделю выздоравливающая женщина узнала, что шансов выжить у нее почти не было. Дело зашло так далеко, что транспортировать в область Нину смысла не было, каждая минута была на счету. Мужчины в белых халатах срочно собрались на совет, где еще раз уточнили, что больных с подобным диагнозом никогда в районной больнице не оперировали.

– Что будем делать? – задал остальным вопрос бывший военный хирург Визгунов.
– Может, вертолетом в область переправим? – предположил начинающий специалист Шарнов.
– Не успеем – коротко ответил Мамент.
Ужнов решительно вынес приговор – будем сами оперировать.
Операция длилась семь часов, но прошла успешно. В этой больнице работали талантливые специалисты успешно лечили кожные рубцы щадящими методами, делали резекцию, лигирование, артродез и другие операции, но кардиохирургией не занимались до того момента, как к ним попала Нину. К сожалению, эта больница не обладала специализированным оборудованием для проведения сложных операций, например, как

здесь – RANAM.NET

где успешно лечат кожные рубцы любой степени сложности, используя технологию Лимберга (пластика) и метод экспандерной дермотензии, в том числе. Такого уровня клиники не было в небольшом районном центре, где лечили Нину.
После операции промелькнули шесть месяцев. Однажды Нина открыла местную газету и увидела статью под названием «Проводы на заслуженный отдых». Текст был написан в бодром стиле, он повествовал о том, что пожилой и опытный врач Ужнов, спасший сотни жизней, отправляется на отдых, который заслужил без сомнения.
Нина тихо промолвила – странно, он еще недавно обещал больным работать так долго, сколько здоровье позволит, а на самочувствие не жаловался.
В актовом зале поликлиники собрались все медики, которые только смогли вырваться с работы. В адрес Сергея Валентиновича звучали слова благодарности за труд, добрые пожелания, его осыпали цветами. На сцену поднялась заведующая больницей, она долго рассказывала слушателям о том, что уходит незаменимый специалист, сетовала на то, что в рядах мужчин становится на одного борца за здоровье людей меньше. Те, кто внимательно всматривался в лицо Ужнова, замечали, что он улыбается какой – то странной, беззащитной улыбкой. Поздравления отзвучали, букеты вручили, ответное слово от новоиспеченного пенсионера услышали. Все запомнили, что уходя, он в последний раз улыбнулся коллегам широкой улыбкой, помахал рукой, бодрой походкой вышел из зала.
Врачи стали расходиться, никто не видел, как по улице, сгорбившись, шагал пожилой мужчина с букетом цветов в руках. В его сознании всплывала жестокая фраза молодой руководительницы, говорящей о том, что для него настало время освободить место главного хирурга.
– Да – да, с работы, как из спорта хирург должен уходить в нужное время – уговаривала начальница Ужнова.
Он спросил протеже губернатора – если я сам не уйду, что будет?
– Пошел вон из кабинета – вкрадчиво произнесла заведующая – шагай и думай, что будет.
На следующий день лучший хирург района положил на стол заявление о выходе на пенсию. Ставленница губернатора, прочитав его, решила, что оптимизация началась удачно, конфликтов пока нет.
Возле дома Ужнова под моросящим дождем мокла красивая женщина, в руках она держала охапку красных гвоздик. Хирург подошел к своему подъезду, она шагнула в его сторону. Сергей Валентинович узнал Нину.
– Доктор, я вас жду – проговорила красавица – спасибо за жизнь – продолжила она, протянув Ужнову цветы.
Лицо врача осветила теплая, искренняя улыбка.
После ухода Ужнова из больницы, оптимизация пошла полным ходом.