Ох, уж эти беременные: всё им не это и не так. Я пока дождался родов жены, думал свихнусь, реально. Как узнала, что ждёт ребёнка, и началось:
– Хочу огурец с мёдом. Свежий и быстро. А попробуй свежий огурец в январе купить. Это сейчас в супермаркетах огурцы есть, а тогда, лет 20 назад, всё было гораздо сложнее. Но я огурцы ей всё же нашел, помыл, разрезал, медом намазал, понес любимую радовать. А она глянула на мой сервис и так капризно:

– Убери-и-и. Не хочу! Запах ужасный!

И плакать начала. Да так жалостно, что я и сам чуть не расплакался, какой там злиться на неё. Причуды беременной женщины, тем более любимой женщины просто нужно смиренно принимать и ждать: когда-то они же закончатся. Вот родит сына…

с беременной женой на охоте

А ещё что учудила, когда я на охоту на засиды собрался. История – песня, и смех, и грех!

— Пойду с тобой», – говорит. – Мне свежим воздухом дышать нужно.

Всей семьёй отговаривали – бесполезно! Так и пошёл я на охоту с ружьём и глубоко беременной женой.

Мужики смеются с меня, а она идёт по снежному полю рядом со мной и приколы их будто не слышит, всё про следы на снегу расспрашивает. Пока к копне сена подошли, жена следы лисьи изучила на отлично.

— Глянь, как петляет. Мышкует, наверное, – тихо говорит она. – Не знает, что охотник уже ружьё приготовил на её погибель.

И вдруг напряглась, как струна, глядя в сторону. Я повернул голову по направлению её взгляда и увидел её, рыжую красавицу.

с беременной женой на охоте

Огненно-рыжая лиса была совсем близко от нас. Её хитрые глаза блестели жёлтыми огнями. Вот это удача! Я потихоньку зарядил ружьё и стал целиться. Только взвёл курок, и началось: «Не стреляй в лису». А та, будто чувствовала защиту, уходить не спешила: то по снегу покатается, то спину выгнет и мордочкой наст распушить пытается, радуется зимнему дню.

Глянул я на жену, а она ни жива, ни мертва стоит, руки на груди скрестила и глаза полные слёз.

— Ну, поохотились, – в сердцах выдохнул я и опустил ружьё.

Она подбежала ко мне, крепко обняла за шею, горячо целуя моё лицо, приговаривая с придыханием:

— Я знала, я всегда знала, что ты лучший. Ты самый лучший. Самый-самый.

Что тут скажешь: расчувствовался я и тоже целовать её начал. Домой шли какие-то шальные, счастливые, будто апрель к нам в январе пришел. Она крепко держала меня под руку и шутила, что нам на охоту нужно ходить с фоторужьём: и азарт, и радость и звери живые. Я ей поддакиваю, а сам думаю: «Вот родишь мне сына, так мы вдвоём охотиться будем. А пока я потерплю: немного осталось.