Дети, Владимир и консьержка Сима - потрясающий квартет
Истории из Жизни

Рано утром в дверь позвонили…

дети Владимир и консьержка Сима
admin
Написано admin

… я думала, что это доставка, и открыла дверь, не спрашивая кто. Передо мной стоял мужчина с благородной сединой в волосах.

— Владимир, — представился мужчина, и, будь у него шляпа, он бы отвесил старомодный поклон.

Владимир производил прекрасное впечатление. Миллион раз извинился за беспокойство и сообщил, что его наняли наши соседи, чтобы покрасить стены на лестничной площадке. Он уточнил, есть ли у нас дети, и клятвенно пообещал соблюдать тишину после обеда. Из комнаты выскочила моя пятилетняя дочь Сима и получила свою порцию восторгов и комплиментов.

дети Владимир и консьержка Сима

Пока я решала для себя, считать ли мужчину удивительно милым и тактичным или подозрительным, Володя подошел к Симиному ящику с игрушками и с интересом начал их рассматривать, приговаривая, какие удивительные сокровища хранятся у дочери. Мне же пришлось признать, что я плохо думаю о людях.

Встречаются еще такие удивительные мужчины, которые любят детей, хорошо воспитаны и вот так, как этот маляр, с восторгом смотрят на плюшевого зайца.

Однако дочь не разделяла моего восторга по поводу незнакомца — она смотрела на дядю с большим подозрением, вежливо забирала у него из рук игрушки и складывала их в свой ящик. Сам ящик она ногой подталкивала к комнате. Но тут Владимир увидел в коридоре ведро, в котором у нас хранятся игрушки для улицы, в том числе пистолеты, ценные палки из парка, лопатки и лук со стрелами. Сима не успела спрятать лук и смотрела на дядю уже совсем недобро, приготовившись зарыдать.

— Прекрасный лук! — восхитился Володя. — Можно мне попробовать?

Сима набрала воздуха в легкие и начала выдавливать из себя слезу, мне пришлось спуститься с небес на землю. Как можно более вежливо я сообщила, что нам пора завтракать и мы с радостью продолжим знакомство в другое время. Маляр раскланялся и ушел.

Следующие несколько дней Владимиру удавалось в полной мере хранить данное обещание — он никак не тревожил нашу жизнь шумом. Он вообще, казалось, ничего не делал. Только расставил краски, разложил валики и поставил аккуратную скамеечку. Правда, он зачастил к нам в гости с невинными вопросами: может ли он сегодня побеспокоить нас шумом дрели буквально на полчаса, нет ли у нас аллергии на краску, может ли он набрать у нас воды?

Мне это стало казаться подозрительным. Но мои сомнения развеяла консьержка, которая покраснела, побледнела и снова покраснела, когда я спросила у нее про Владимира. Консьержка заявила, что никогда прежде не встречала таких внимательных мужчин, и шепотом призналась, что он пригласил ее на свидание. Этот факт насторожил еще больше.

— Вам не кажется он странным? — спросила я у консьержки.

— Да, таких нет! — воскликнула она. — А как он играет с моим внуком!

— Вот это мне и не нравится, — сказала я.

— Он просто любит детей, — встала консьержка на защиту прекрасного маляра, — есть мужчины, которые способны полюбить ребенка!

— Я не хочу, чтобы он любил моих детей! Я пришла к заключению, что Владимир — маньяк, застав его копающимся в кухонном ящике (хотя попросился в туалет). Он придирчиво разглядывал кухонные мелочи — резинки, пакеты для завтрака, формы для выпечки.

Я собралась звонить в полицию, но Владимир немедленно восхитился моими кулинарными талантами.

На такие банальные уловки я не попадаюсь и потребовала объяснений, пригрозив не только полицией, но и стулом, который собиралась разбить о голову этого маньяка. Когда все выяснилось, я хохотала до икоты. Спустилась вниз, рыдая от смеха, и пересказала все консьержке. Но ей было совсем не смешно.

Оказалось, что Владимир был, по его словам, единственным в России спортсменом в таком редком виде спорта, как стрельба по мишени. Но не из пистолета, а из самодельной трубки. И не по стрельбе, а по плевкам…

— Сумасшедший! Ты пускаешь в дом сумасшедшего! — возмущалась консьержка.

— Да по нему психушка плачет! Впрочем, в одном она оказалась права — Владимир действительно любил детей и позволял Симе помогать ему придумывать ружье и наблюдать за его тренировками в нашем тамбуре — плевками по мишени. Пока они плевались, строгали, приклеивали и натягивали, я, вооружившись малярным валиком, потихоньку красила стены. Главное, что в доме действительно было тихо…

Об авторе

admin

admin

Оставить комментарий

*