— Где мне Станислава Сергеева найти?

— В палате посмотрите, спит, наверное.

— Час дня, чего это он устал, 14 лет парню.

— Так колобродит по ночам, вот и дрыхнет.

Хорошенькое начало. Дети гуляют ночью. Чего ещё ждать?

Случилось это в летнем лагере. Мне досталась группа детей работников образования и культуры, которые заслужили поездку в лагерь тем, что выиграли различные конкурсы и олимпиады. Вот с таким чудесным контингентом мне предстояло провести месяц на озёрах Псковской области.

Музыканты, танцоры, артисты, художники, живописная природа. Не работа, а мечта! Меня предупредили, что на месте к нам присоединится мальчик, который уехал туда на первую смену и остался на следующую. Администрация выдала документы и я пошла искать подопечного. Что-то мне подсказывало, что ситуация перестаёт быть томной.

Стас валялся на мятой кровати в душной комнате. Амбре стояло такое, что слезились глаза. Мальчишка явно не приучен к элементарной гигиене. Носки носились до тех пор, пока не ломались. И вот такое чудо надо было представить моим рафинированным деятелям искусства. Знакомством дело и закончилось, с “братанами” ему было не интересно, ведь все свое время он проводил с детдомовскими сверстниками из соседнего отряда.

А там детки были очень специфическими. Официально они именуются «трудными» а фактически — невыносимые. 90% времени уходило на разгребание конфликтов.

Они могли напиться, подраться, уф-ф-ф-ф! За девчонок своих боялась, мало ли что обезбашенным подросткам в голову придет. Это была компенсация мне за «богему». У сирот, правда, были отличные воспитатели.

Даже не знаю, откуда столько сил и терпения. Я бы не справилась. Казалось, что наш Стас попал к нам по линии опеки и тоже стоял на учёте в ПДН. В личном деле ничего такого не сказано. Оба родителя живы здоровы, работают на приличном предприятии, явно не бедствуют. Чего это с пацаном, ума не приложу. Смена закончилась. Ура! Всех привезли в целости.

В начале учебного года рассказала коллегам о летнем «отдыхе». Пожилая учительница переспросила фамилию парнишки.

— Так, это соседи наши. Они его годовалого взяли, своих не было. Потом девочку привели. И оба такие сложные. А назад-то не вернёшь. Наказание.

Вот откуда эта тяга к злачному миру. Макаренко ещё писал, что переделать никого не возможно. Может, плохо старались, а может с генами бороться бесполезно.