Я вышла замуж за восточного красавца, Это любовь. Теперь живу в Ливане и очень удивляюсь их обычаям и традициям. Нет ничего увлекательнее для них, чем чужая личная жизнь. Ливанцы охотно делятся своими историями, а уж я не премину их передать. А уж традиции родов восточных женщин – это вообще, притча во языцех.

Джон и Хода

Наша парочка встретилась вопреки восточным традициям. Джон рано уехал от родителей, иммигрировал в Штаты, женился и успешно работал. Для полноты бытия не хватало только детей. Пять попыток ЭКО оказались безрезультатными. Брак распался, путешественник вернулся в родные края в 58 лет. От судьбы, говорят, не уйдёшь.

Приглянулась ему девушка, не то чтобы совсем юная, но из приличной семьи, а потому – нетронутая. Случилось чудо и она приняла его ухаживания. 20 лет разницы в возрасте ничуть им не помешали.

Не остановили влюблённых и разные вероисповедания. Чета получилась весёлой, к действительности оба относились с юмором, а главное, “молодая” тут же родила сына. Отец в малыше души не чаял. Молодая мать на ломаном английском рассказала, почему не кормила новорождённого грудью.

традиции родов восточных женщин

– Нет, он плачет, кусается, я месяц промучалась, бутылочку ему вручила. Милое дело.

– А это, – она указала на пышное декольте, – для супружника оставила, ему больше нравится.

Потом она взахлёб рассказывала как прошла их свадьба и что она всегда мечтала назвать первенца Ибрагимом. Я немного удивилась насчёт “первого” и аккуратно переспросила, когда они планируют второго. Спутнику уже 60 лет, а возраст – не шутка… Она ответила в своей же легкой манере.

– Да, конечно, хотим ещё детей, только не сегодня, … у меня насморк.

Вот это я понимаю,- реальная причина повременить ☺
– Вот бы сразу двойню, – мечтательно протянула она, а лучше тройню.

– Один раз отмучился, и сразу два-три ребёнка.

Хода засмеялась, угостила меня пирожком Сфиха Баальбакии (коронное ливанское блюдо) и побежала на рынок за зеленью.

В свои почти 40 лет двигалась грациозно, как девочка. Мне даже завидно стало чуть-чуть. Я вздохнула, и в очередной раз подумала: пора сбрасывать вес. На ливанских вкусностях 8 кг прибавила((

Так вот, три года подряд они пытались зачать еще одного наследника (или двух, как мечталось Ходе), но тщетно. Я думала, что это к лучшему. А через некоторое время Джон потерял работу, а у его спутницы таковой никогда и не было. Сколько-то они держались на американских сбережениях. Но будущее было туманным.

Стариков ни в какой стране на денежное место не берут. А соседи обратили внимание, что живот Ходы округлился. Выглядела она довольной. Ну, и правда, не в деньгах счастье. Может, небеса сжалятся над пожилым отцом и он найдет подработку.

Но нет. Глупо сгорела машина, на которой можно было заниматься извозом. Злобная крыса (которых здесь в избытке) забралась в мотор и перегрызла какой-то провод. Два малыша и полное безденежье. Тут бы впасть в отчаяние. Но это не про наших героев. Через полгода мы встретили счастливого отца семейства.

– Поздравьте меня!

– О, тебе предложили должность, поздравляем!

– Нет, пока нет, занять себя нечем, и вот… жена опять в положении. Еще один пацан будет, представляете!

Мы с трудом изобразили радость. Жить на подаяния родственников — удовольствие весьма сомнительное.

Вскоре я заметила Джонни у ворот школы. Он был одет в костюм с галстуком, смотрелся очень презентабельно. Его стезёй всегда была торговля и общепит. Кем он нашел себя в учебном заведении? Я осторожно справилась о новом сотруднике у охранника.

– Кто, Джо? Офис бой.

По нашему это мальчик на побегушках, а делает вид, что завуч. Вот это высшая степень стрессоустойчивости. Человеку скоро 70, трое малолетних ребятишек, зарплата как у подростка. А он себе безмятежен. Я даже позавидовала.

А позже вспомнила старую мудрость. Для богатых дети — обуза, а для бедных — прибыль.