В детстве родители часто отправляли меня к бабушке, в Белоруссию, и я проводил там часть лета. Дом у бабули был небольшой: двухэтажный, всего на 8 квартир, по 4 в каждом из двух подъездов. Народ жил разный, хотя все были людьми неплохими.
В нашем подъезде летом было ещё двое детей. Девочки на несколько лет старше меня, а в соседнем на выходные появлялась маленькая, очень миленькая девчушка.

Смешная лопотуша с двумя задорными хвостиками и озорным взглядом. Точно не могу сказать сколько ей было, говорила она уже неплохо, хотя иногда путала буквы. Я бы сказал, что годика ей было три-четыре. Городок наш небольшой, дворик бабушкин тихий: ни машин, ни чужих людей. И мама лапотушки выпускала ее погулять одну, присматривая из окон кухни.

Девчушка весело играла в куклы и самозабвенно “пекла” песочные куличики, проводя целые дни на улице. Но одной играть то было не интересно. И в какой-то момент она решилась познакомиться со мной поближе, хотя я был раза в два старше её. Сидел я на придворовой скамейке и читал книжку. Подходит ко мне эта кнопа и спрашивает:

— А картинки есть? А как тебя зовут? А ты тут живешь?

Буквально за минуту так засыпала меня вопросами, что я слегка опешил… И тут же, не дожидаясь ответов) выложила:

— Я живу не тут, а в большом доме. Папа на работе, а мама пироШки печет, вкусняты-ы-ы-ые! С капустой и картошечкой.

И довольно много чего ещё выложила на одном дыхании. Заодно попросила покатать её на качелях. Как звали ту малышку я уже не вспомню, а вот фамилию запомнил из-за смешной ситуации.

Бобать. Так она и играла: то убегая к своим песочным куличикам, то прибегая ко мне поболтать. Часа через пол за ней вышла мама, забрать домой.

— Какая у вас смышленая дочка. Так хорошо разговаривает. Даже если потеряется, скажет фамилию и ее приведут домой – похвалил я её дочку.

Мама в ответ лишь рассмеялась:

— Говорит то хорошо, а вот куда её поведут — вопрос ещё тот! Фамилия то у нас Бовбас, а не Бобать. Бобасы мы, и неизвестно ещё куда девочку заведут, если она потеряется.

Женщина по-доброму рассмеялась и добавила:

— Но мы не потеряемся. Я из окошка всё вижу. Дочке строго-настрого запрещено уходить со двора.