– Саня, брат! – говорил мне троюродный братец Сергей. – Понимаешь, я тоже знал, что измену прощать нельзя. Но вот теория одно, а жизнь совсем иное.
Трудно найти более флегматичного и спокойного человека, чем мой брат, однако и он едва не стал крушить всё вокруг, когда узнал про гульки его благоверной. А разгромить он мог немало, учитывая его вес в почти полтора центнера при росте 192. Разоблачила жёнушку лучшая подруга, которая к тому же работает вместе с ней, мол:

– Не могу молчать, стыдно, на глазах у всего офиса, да он ей в сыновья годится. Жена не стала отпираться, зарыдала и только смогла выдавить в виде оправдания: – НЕЗНАЮКАКПОЛУЧИЛОСЬ!

Устроился к ним на работу молодой специалист после ВУЗа. Теорию-то он усвоил, а вот реальная практика оказалась другой, тыкается как котёнок, ни одного документа толком составить не может.

Все над ним потешаются, а жене брата стало его жалко: шея цыплячья, очки в пол-лица, краснеет мило. Да еще и сына, курсанта-танкиста чем-то напомнил (хотя тот горилла двухметровая, весь в батю). Стала оставаться с ним после работы, помогать. Допомогалась… Дожалелась…

Сразу, при муже, включив громкую связь, позвонила любовничку и грозно так отшила его. А тот в ответ:

– Извините, Лариса Николаевна, я больше не буду! (Он её по имени-отчеству и на «Вы» называл!)

И слышно как будто ножкой расшаркивается. И она сразу на глазах у мужа удалила номер этого цыплёнка. Но Серёга не повелся, скинул спортивную сумку, побросал туда одежды и поехал к себе на предприятие, буркнув, что приезд сына в отпуск он так и быть встретит вместе, а после развод. Настоящий мужик!

У брата маленькое, почти кустарное предприятие по производству стеклопакетов. Там он, в офисе, и поселился. Началась у них странная жизнь: каждый день к нему офис приходит жена, приносит котлеты с пюрешкой, и пока он ест, рассказывает все новости, пытаясь вывести на разговор.

При этом искательно, взглядом нашкодившей кошки, заглядывает в глаза мужу. Брат всё съедает молча, и так же молча выслушивает свою подгулявшую, уставившись в телевизор. Развлечение за всё это время было одно, когда жена столкнулась с разоблачившей её подругой, которая тоже повадилась подкармливать Серого (он ел всё!).

Он не скрывал, что ему было лестно наблюдать, как две бабы, вцепившись друг другу в волосы, бьются за него.

– Знал, как бабы дерутся. – делился он со мной. – Но не видел никогда. Жуткое зрелище! Не как мы, а отчаянно, до конца.

Победила, как ни странно, его миниатюрная жёнушка, поцарапав лицо своей дебелой бывшей подруге, отстояла своего самца, так сказать. Ну, со стороны подруги всё очень прозрачно было, поэтому и сдала свою подругу, что место возле мужика освобождала.

За день до приезда сына опять бухнулась в ноги мужику:

– Прости, «ЛЮБЛЮНЕМОГУ», не дай опозориться пред сыном и его девушкой, – сын сообщил, что приедет с девушкой, знакомить с родителями. – Мне одной трудно, по дому так много сделать надо, карниз подкосился, дверца в гарнитуре отваливается…
– Я сказал приду, значит, приду. А уж насчёт порядка в доме – ты уж сама выкручивайся.

Однако, на следующий день совесть заела мужика, ноги сами к дому привели. Хотел уж было зайти в подъезд, да что-то остановило, закурил.

Глядь – а из подъезда выкатывает пацанчик в очках с мусорным пакетом в руках, и к контейнерам. Вспомнил описание полюбовничка, аж за сердце взялся. Решил понаблюдать. Точно! Очкарик в их дверь зашёл. Подумал:

– Вот су!ка! Сегодня сын прилетает, а она с любовником шпилится.

Проявил выдержку, подождал, чтобы на горячем словить. Открыл тихонько дверь своим ключом и в комнату.

А там такая картина: стоит очкарик в фартуке, хрусталь из серванта натирает и обратно ставит, рядом миска с мыльной водой, на паласе пылесос валяется.
В общем, рабочая такая обстановка. Хлопчик и пикнуть не успел, как Серёга взял его за ухо и в туалет запер. А сам на кухню, из-за закрытой двери которой просачиваются дивные запахи.

А жена как раз в неудобной позе перед плитой стоит – пироги достаёт – к встрече сына готовится. Увидела мужа, всё поняла. Опять на колени, опять заверещала, что мальчонка не виноват, это, дескать, я, дура, не успевала, вот и пригласила помочь.

Достал полюбовника из сортира – тот, не зная оправданий жены, всё подтвердил. Ну, Серёга, методы физического воздействия применять не стал, просто спустил с лестницы, наказав, что за три недели, что жена в отпуске будет, он нашёл новое место работы. А потом, вздохнув, нацепил фартук на себя и впрягся в домашние заботы.

Встретили сына с невестой. Всё чин чинарём. Невесте семья очень понравилась, сидя за праздничным столом всё говорила, что ей повезло, что у Игорька такая крепкая и дружная семья. А Лариса, слушая щебет будущей невестки, сидела, на поднимая глаз, только реснички мелко-мелко подрагивали.

Первую ночь Серёга продержался, воздвигнув между собой и изменницей плотину из одеял и подушек. Которую она за ночь смогла разгрести, и встретила утро прижавшись к мужу.

Вторую ночь весёлые звуки устроила молодёжь. Звукоизоляция наших домов такова, что Сергей никак не мог уснуть и, повернувшись, встретился с широко открытыми глазами своей жены. Лариса сначала робко, а потом всё смелее стала поглаживать мужа. Сергей потом признавался, что весь следующий день он ходил с ощущением, что в штанах сейчас произойдёт взрыв.

На третью ночь он не выдержал – покусился. Всю ночь с остервенением он любил свою жену. Громко) За завтраком оба не могли поднять глаза от тарелки. А Игорь, сынок, улучшив минуту, показал отцу большой палец:
– Ну, ты даёшь, батя. Уважаю!
На следующую ночь сын со своей девушкой зажигали так, что собравшийся постелить себе на полу, Сергей, бросил эту затею и снова запрыгнул на жену. Трёхкомнатная семейная квартира-распашонка на две недели превратилась в какое-то развратное гнёздышко. Своими охами, ахами и прочими стонами молодёжь и старики побуждали друг друга к новым подвигам. Спальня и детская словно соревновались, в какой из комнат больше поставят рекордов.

Но всё хорошее заканчивается, молодёжь уехала, и Серёге пришло время принимать решение. Он снова с тяжёлым сердцем кинул сумку на пол и, старясь не смотреть на блестевшие от слёз глаза, благоверной, стал складывать манатки. Лариса молчала и не препятствовала.

Ему вдруг стало лень уходить. Здесь – налаженный быт и привычная жена, а там неизвестно что ждёт, и нет никакой гарантии, что новое будет лучше старого. Тем более, что из кухне вкусно пахло пирожками.
– А ну его на хрен! – решил он. – Ну, засунул этот ботаник раза три-четыре свой прыщ в мою жену. От неё не убудет! И из-за этого менять привычный образ жизни?
Подозвал жену:
– Если ещё раз, когда-нибудь… Голову откручу.
Лариса обессилено опустилась на пол, обняв мужа за ноги. Слезы ручьём текли по её лицу. С тех пор прошло, пожалуй, лет десять-двенадцать. Лариса сейчас  на пенсии, но теперь преподавать в колледже. Сергей отстроил дачу и ни шатко, ни валко продолжает свой маленький бизнес – греет место для сына, который охраняет Родину где-то на необъятных просторах страны. Каждый года они с нетерпением ждут в отпуск Игорька с семейством – женой и близнецами Сергеем и Ларисой, плодом тех безумных ночей ☺