«Полечка, дорогая, скажи хоть что-нибудь» - как девочка из детдома, молчавшая 2 года, вдруг заговорила | Новостной портал foto-elf: свежие новости России и мира
Семья и дети

«Полечка, дорогая, скажи хоть что-нибудь» — как девочка из детдома, молчавшая 2 года, вдруг заговорила

девочка из детского дома
admin
Написано admin

Когда я познакомился с будущей женой, мне было 28 лет, а ей 21. В то время она училась на последнем курсе педагогического факультета в универе, а я работал в детском центре творчества.

Это была любовь с первого взгляда. Мы встретились на совместном мероприятии, которое устраивал наш Центр с выпускниками пед. Университета. Я как увидел её синие, бездонные глаза – сердце ухнуло куда-то вниз, а душа запела – это Она, девушка моей мечты.

девочка из детского дома

В её глазах мне показалась ответная реакция. Она, посмотрев на меня, вздрогнула, покраснела и слегка потупилась… После вечера я проводил её до дома и взял номер телефона.

Мы стали встречаться. Алиса здорово ладила с детьми, да и со всеми окружающими её людьми тоже. Таких девушек сейчас редко встретишь, — добрых, распахнутых светлой душой всему миру.

Не прошло и года после нашего первого свидания, как мы сыграли свадьбу. Родители, друзья, коллеги, кто присутствовал на нашем празднике, желали нашей семье счастья, благ и, конечно — детей. Много детей…

Шло время, год, два… но у жены никак не получалось забеременеть. Переживали, обратились за помощью к специалистам. Сдали кучу анализов. Результат не утешительный. У меня всё нормально, но Алиса никогда не сможет иметь детей.

Врачи определили проблемы с цервикальным каналом и патологию (дефект) в маточных трубах. Каждое, отдельно взятое заболевание, можно (хоть и сложно) вылечить. Но вот их тандем провоцирует почти 100% бесплодие.

Медики так и сказали: «Если ваша жена забеременеет, это будет чудо». Но… чуда не произошло. Так прошло ещё пять лет. Мы чувствовали, что наша семья куцая, не полная. Нам так не хватало топота детских ножек, озорства малышат, их детской непосредственности.

Мы оба работали с детишками и, глядя на них, моё сердце сжималось в тоске: «почему?»… Почему моей красивой, умной и доброй жене не суждено стать матерью? Ответа не было… но выход мы нашли!

Желание стать родителями было огромным, и мы приняли решение, усыновить ребенка из Детского дома или Дома Малютки.
Конечно, в таких делах одного желания мало. Начался длинный путь к осуществлению задуманного. Мы собрали все необходимые справки, отучились в школе приёмных родителей.

Потом к нам домой пришли сотрудники органов опеки. Осмотрели нашу квартиру. И вскоре мы получили заключение, о возможности стать усыновителями.

Затем долгий процесс выбора…

Мы просмотрели порядка 30 видео анкет, перечитали столько же биографий малышей. И всё никак не могли определиться, поскольку мы хотели забрать всех! – нам с женой было жалко каждого малыша по той, или иной причине оставшегося сиротой.

А некоторые дети (ужас!) остались сиротами при живых родителях. Мы с Алисой были в растерянности… Когда надежда уже покидала нас, мы увидели фотографию голубоглазой девочки по имени Полина и сразу поняли — это она. Наша новая дочь.

Не спрашивайте КАК! Мы посмотрели видео, переглянулись, Алиса судорожно схватила меня за руку и вскрикнула:

— Коля! Это она, давай возьмём эту девочку.

Мы ознакомились с документами на ребёнка, и выяснилось, что она… немая. Нет, она не была немой с рождения. В Дом Малютки она попала в три года, не разговаривала. Но представители органов опеки, указали, что девочка говорила, когда её забирали из дома.

Плакала и кричала:

— Не уфозите меня, гадкие дятьки и тётьки! Я зьду свою мамучку.

Они ещё обратили внимание, что девочка чуть искажала слова, но это нормально для 3-летнего ребёнка. А когда малышку привезли в Дом Малютки – она не проронила ни слова. Два года молчания…

В пять лет её перевели в Детский дом, и там Полинка продолжала молчать. Судя по медицинской карте девочки и заключению медиков, в развитии она не отставала. Она была доброй, покладистой, исполнительной, просто… не говорила. (Или не хотела говорить?)

Там ещё было написано в карточке, страшное… Не хочу даже говорить об этом. Как сожитель её непутёвой мамы (сейчас отбывает срок), смог сотворить с ребёнком такое!? Врачи сказали, что немота девочки связана с психологической травмой. Она может заговорить сама или… остаться немой навсегда.

Честно скажу: нас отговаривали брать этого ребёнка: «Зачем вам немая? Возьмите говорящего малыша, вон их сколько у нас!». Но решение было принято. Мы хотели именно Полину.

На следующий же день позвонили и договорились о встрече с малышкой. Девочку подвели к нам. Воспитатель сказала:

— Полина, хочешь жить в новом доме с новыми мамой и папой?

Малышка застеснялась, опустила головку, потом подошла к Алисе и стала теребить подол её платья. Потом подняла глаза и протянула к ней ручки. Всё! Контакт есть. Дальше как в тумане. Опомнились уже тогда, когда втроем переступали порог нашего дома.

Полинка была замечательной дочкой. Мы пытались отогреть её любовью. В садик решили пока не отдавать. Я неплохо зарабатываю, Алиса «села» дома, — заниматься дочерью.

Совместные прогулки в парке, бассейны, дельфинарий, кафе-мороженое, добрые сказки на ночь и неустанная забота. Мы всем сердцем полюбили свою дочурку, она платила нам взаимностью, но… так и не говорила.

Прошло полгода…

Живём мы в пригороде, рядом парк, где водятся мелкие животные. Полинка наша — по характеру добрая девочка. Любила и жалела животных. Обожала когда читают сказки про братьев наших меньших. Убирала за собой игрушки и обнимала кукол перед сном.

Одним зимним утром, лежим с Алисой еще в кровати и слышим, как из второй комнаты несется Полинка и визжит что есть мочи.
Залетает к нам, растрепанная, в обнимку с зайкой, с которым спит. Запрыгивает на кровать и громко, весело как закричит:

— Мам, пап, пойдемте скорее, там на полянке две белочки, их нужно покормить орешками.

Мы с Алисой оторопели на несколько секунд… Наша Полина заговорила! Да ещё так связно, грамотно… И назвала нас мамой и папой. Алиса выскочила из кровати, подхватила дочку и закружилась с ней в танце:

— Полечка, дорогая, скажи ещё хоть что-нибудь!

— Пойдём белочек кормить, мама? – промолвила дочка.

Алиса – в слёзы, даже я, сильный здоровый мужик, отвернулся и смахнул слезу. Заговорила! Отогрели. Любовь и ласка творят чудеса. Потом мы оделись, умылись, и все вместе пошли кормить белок

Об авторе

admin

admin

Оставить комментарий

*