Я стоял под крышей подъезда унылой, как затяжной ливень, пятиэтажки. Все было серо, пахло сыростью. Посреди бушевавшей стихии стоял ребенок. На вид ему было лет 6, но на лице читалось, что он узнал много горя, приобрел не по годам огромный опыт.
– Мальчик, пойдем под крышу, – приветливо позвал я ребенка.
– Дядя, шел бы ты…
– Зачем так грубо? Ты же простынешь!
– Знаю я вас… – мальчик немного смягчился и медленно двинулся ко мне.
– Вот, дождь закончится, потом разойдемся. Будешь играть? Я протянул ребенку телефон.
– А не боитесь, что убегу? – уже без злости спросил мальчик.
– Нет, не боюсь. Играй пока. Скоро дождь закончится.

Мальчик сверкнул восторженно глазами. На этой волне я смог разговорить его; оказалось, что 6-летний Ваня (так звали того ребенка) сбежал из детского дома, где его били за малейшую провинность. Я обещался помочь ребенку. В этот день я отвел Ваню в детский дом, но дал ему слово, что займусь вопросом.

Мной был устроен такой разгон воспитательнице и директору, что они реально испугались. Я пригрозил подать заявление в полицию, привлечь журналистов, ибо сфотографировал все побои ребенка. Каждый месяц я навещал Ваню. У него не было уже такой агрессии. Каждый мой приход был для него праздником. Но моя невеста отказалась усыновлять Ваню. Шанс дать ребенку дом улетучился призрачной дымкой.

Я понял, что это не та девушка, которую я бы любил вечно. Поэтому мы расстались.Я выслушал много гадостей о себе. Слова бывшей невесты текли подобно смоле из уст каменной горгульи. Я убедился в правоте своего решения, поэтому искренне сказал «спасибо» бывшей невесте. Я осознал что нужно менять жизнь. Через год я был женат на прекрасной девушке. У нас родился ребенок, и мы забрали Ваню, который стал по паспорту Ярославом, что означает славным светом. Ведь всегда за дождями слов выступает солнце справедливости.