Ребята, к нам пришли журналисты. Вас хотят показать по телевизору. Кто расскажет о себе?

– Я-я-я-я! – зазвенел разноголосый хор.

Это были воспитанники интерната для умственно-отсталых детей.

Первым вышел Андрей.

– Здравствуй, сколько тебе лет?

– 16

– Взрослый почти. Смотрю, вы все куда-то собираетесь, упаковали коробки.

– Да, завтра ярмарка. Это наши поделки. Моя задача – продать как можно больше. Со мной поедет Татьяна Ивановна и ещё две девочки.

– Тебе нравится продавать?

– Не очень, но это моя задача. Это нелегко. Люди такие, знаете…

– Какие?

– Так смотрят на нас и говорят: вот мол, это дурдом приехал. Думают, что мы не понимаем. Что, не обидно? Ещё как!

– Что ты отвечаешь?

– А мне главное — продать. Я не плачу, улыбаюсь, остаюсь вежливым. А народ что… бывают всякие …кто-то и хороший, похвалит нас.

– А ты сам что-то мастеришь на продажу?

– Плету корзины из лозы. Но мне не очень интересно.

– А что ты любишь делать?

– Я учусь на гитаре играть. Мне Василий Дмитриевич показал аккорды. Я очень стараюсь. Когда время свободное есть, ухожу туда, где никого нет, прячусь и репетирую.

Хочу у нас на концерте выступить. Я должен расти, я знаю, чтобы лучше стать. Чтобы нас дураками не называли. И ещё я море люблю с детства… Хочу стать капитаном.

– Удачи, Андрей! Ты большой молодец.

Нам пришлось сделать паузу перед следующим интервью. Меня душили слёзы. Я же видела много раз этих наивных детей (которые никогда не станут взрослыми).

Они стояли в одном ряду с мастерами. Их вышивки, бисер, береста, вязание — были не хуже. У них просто лица другие: открытые и улыбчивые. Они очень рады видеть каждого, кто к ним подошёл. Не ответят на грубость и даже оскорбление. За искреннюю доброту и веру “нормальные” показывают на них пальцем и крутят у виска.

Я решила, что буду продолжать работать здесь и буду о них писать, везде, где можно, самые лучшие слова. Может, этих солнечных людей, “нормальные” примут в своё стадо? Хоть когда-нибудь…