Семьи уже не существовало, жить вместе не хотелось обоим — ни Сергею, ни Алле. Но оба тянули. Все дело было в восьмилетней Наде. Девочка просто обожала отца, и у Аллы сердце разрывалось от мысли, что придется ее травмировать. Так сложилось, что Сергей брал больничный, когда она болела, водил ее в балетную школу по выходным. А в последнее время он все свободное время проводил только с дочкой. Поэтому, когда они решили разъехаться, Алла не очень удивилась, что Сережа поставил условие: «Надя должна жить со мной». Алла понимала, что никто не отберет ребенка у здоровой молодой женщины, которая работает и может сама содержать свою дочь. Общество такое не позволит. Но, зная упрямство мужа, она обеспокоилась…

Супруги стали врагами…

Сергей рассуждал: «Чем мать лучше отца? Воспитывать ребенка должен тот, у кого для этого есть больше возможностей». Эмоции возобладали над разумом. Супруги стали врагами… Сергей действовал очень быстро. Он думал, что в жизни, как в бизнесе: «Не успеешь, конкуренты отберут». Как доказать, что с отцом ребенку будет лучше? Но все юристы, к которым он обращался, в один голос утверждали, что в суде он не добьется своего.

Единственной возможностью может стать лишение Аллы родительских прав. Но даже в таком состоянии он не мог представить себе этого варианта. У жены множество недостатков, например, не так давно она сделала себе нитевую подтяжку лица в ущерб семье. Они собирались в отпуск в Тайланд, но нитевая подтяжка лица пробила существенную брешь в семейном бюджете. Поездку пришлось отложить… Несмотря на такие вещи, язык не повернется назвать ее плохой матерью. Но и себя он считал достойным отцом и не мог допустить того, чтобы в будущем кого-нибудь другого Надя называла папой.

Как доказать что с отцом ребенку будет лучше

Что делать?

Ведь нигде не написано, что после развода ребенок должен жить у матери. Наоборот, если жилищные условия и материальное положение отца значительно лучше, он может быть оставлен отцу. Почему суды редко идут на это? Вопросы мучили его день и ночь. Зная характер Сергея, Алла понимала, что он не остановится на полпути. Впрочем, она чувствовала себя более уверенной, чем муж, поскольку ни на минуту не сомневалась в своей правоте. Услышав о его походах к адвокатам, она не¬сколько возмутилась: «Судебными передрягами мы только истреплем нервы и себе и ребенку. Иногда я думаю, может, стоит спросить мнение самой Нади? Но она еще мала и вряд ли осознает серьезность ситуации. Ей хочется быть и с мамой и с папой. Но в конце концов мы все же будем жить раздельно. Так, может, стоит договориться без ссор и суда?». Когда он был женихом – все было в шоколаде, а теперь вот развод…

После разговора с юристами Сергей несколько поостыл. Алла попыталась доказать ему, что Надю вполне возможно воспитывать вместе, живя раздельно. «Ты собирался купить мне квартиру. Давай поищем в нашем районе. И мне не придется переезжать далеко, и Надя не будет менять школу. Ты, как и прежде, можешь отвозить ее в школу, брать к себе домой по вечерам. Здесь она дома, ей хорошо. Все вопросы можем решать вместе. Конечно, появятся неудобства, мы же будем жить раздельно, но я обещаю, что по всем самым важным вопросам буду советоваться с тобой», — пыталась уговорить мужа Алла. «А если ты надумаешь выйти замуж снова, у ребенка появится новый папа, и я окажусь не нужен?» — не сдавался Сергей.

«Если мы не сможем договориться и расстанемся врагами, может случиться всякое. Но, если ты и я желаем счастья своей дочери, мы постараемся оградить ее от лишних волнений. Ни один мужчина в моей жизни не заменит ей тебя. Я первая этого не допущу и надеюсь, что ты поступишь так же, если надумаешь снова жениться». Разговор был закончен, но сомнения Сергея не были развеяны… Сергей решил еще раз повидаться с адвокатом. «Если раньше я сомневался, то теперь уверен: ваша супруга разумная женщина. И я не знаю судью, который поддержал бы вас. Да я и сам не отобрал бы у нее девочку. Может, вам стоит согласиться с ее предложением?»

Подсознательно Сергей сам понимал правоту Аллы. Но он не верил женщинам и допускал, что после развода Алла будет препятствовать общению с ребенком, особенно в его доме. «Если дело только в этом, вы можете обезопасить себя. Заключите с женой «Соглашение об осуществлении родительских прав». Это вполне законное и цивилизованное решение вопроса».
…Именно так обозвали этот документ Сергей и Алла — мирный договор. Конечно, это было в новинку. Никто из них не думал о таком решении вопроса. С одной стороны, они разводились, и каждый собирался жить своей жизнью, а с другой, они сообща должны будут решать вопросы образования, здоровья, отдыха. Алла поначалу не соглашалась на подобный контроль. Ну где это видано, что прежде чем отвести ребенка к врачу, они должны посовещаться по этому вопросу. И так по каждой мелочи.
«Твой адвокат постарался…» — заметила она. Но ей ничего не оставалось, как согласиться на все условия. Как и на то, что квартиру он оформил на дочь. «Извини, но ты можешь выйти замуж снова. А ребенка я хочу обеспечить. Естественно, ты будешь там жить, но продать или подарить кому-нибудь не сможешь».

Алла была очень довольна тем, что в порыве ослепления Сергей не потерял свои лучшие качества. Она решила закрыть глаза на те места в соглашении, которые не нравились. Расписание свободного времени, каникул, учебу, вопросы здоровья — кажется, предусмотрели все. Сами, конечно, они бы не додумались до этих мелочей. Но помощь юриста оказалась как нельзя кстати. Сергей, наконец, согласился, чтобы девочка осталась с мамой. «Когда супруги разводятся, они стараются убежать друг от друга на разные стороны света. А мы наоборот», — рассмеялась Алла, подписывая бумаги. «Зато у нашей дочки будет два дома вместо одного. Я надеюсь, когда она вырастет, не станет нас укорять. Мы здорово постарались ради нее», — ответил уже бывший муж.
Хорошо, когда современное общество, юриспруденция предусматривают вот такие мирное решение житейских дел, при «полном непротивлении сторон», конечно.