У моей двоюродной сестры очень насыщенная событиями жизнь. Она будто ураган, с раннего детства. Добрая и отзывчивая по натуре, Галина всегда попадала в странные перипетии. В 13 встала на учёт в детскую комнату милиции, защищала собаку от хулиганов. В 17 влюбилась в рокера, сбежав с ним во всероссийское турне. В 25 лет вдруг поступила на режиссерское отделение, чтобы бросить через два года институт и поехать в Индию.

Все пытаются воззвать к серьёзности кузины, но глядя на неё всегда чувствуешь ощущение целостности. Кто мы такие, чтобы обсуждать чужое счастье. Правда один раз я серьёзно с ней поспорила, дело было нешуточное.

У меня будет ребёнок

– У меня будет ребёнок, – заявила сестрица.

Семейство опешило, задумчиво глядя на худую, как модель, Галину.

– Ему 14, зовут Вова, – продолжала как ни в чем не бывало кузина, – усыновить пока не получается, но опекунство почти оформлено.

– Как, зачем? – всполошились мы. И я поддерживала большинство, ибо образ матери подростка никак не вязался с сестрой.

Не подумайте, что я ужасный человек. Но есть голос рассудка, который настойчиво твердил, что подросток – это вообще взрыв мозга. А уж выросший в детдоме и оставленный на мою взбалмошную сестру ребёнок, нонсенс. Но Галина обладала таким качеством как упёртость, с малых лет.

– Мы с ним познакомились, когда наше волонтерское общество возило продукты в подшефный детский дом, – пожала плечами сестра.

– И какой он? – спросил дядя, отец Гали.

– Трудный, – закрыла разговор будущая опекунша.

Владимир появился внезапно и сидел на всех семейных встречах одетый в чёрную кожу. Высокий и худой, он явно считался адептом какого-то молодёжного течения, вроде рокеров или готов.

Мои семилетние двойняшки боялись мальчика жутко, да и я краем глаза всегда приглядывала за подростком. Он не был агрессивным, скорее каким-то отчуждённым. Сейчас мне стыдно это признавать, но мне внушал опасения один вид бывшего детдомовца.

Всё произошло так внезапно, мы большой ордой поехали отдыхать на озеро.
Мужчины возились с шашлыком, кто-то резал овощи, я присматривала за плескающимися у берега детьми. Муж вскрикнул, когда поранил ногу рубя дрова и я инстинктивно бросилась к нему. Пока искали антисептик, охали и ахали родители все совершенно позабыли о детях.

– Держитесь! – услышали мы ломаный голос Вовы, который был уже на середине реки, активно борясь с течением. Все бросились за ним, ведь мальчик спешил к моим двойняшкам, уходящим под воду. Если бы не он, их бы могло просто не стать.

Дети цеплялись за футболку Вовы, пока остальные спешили к ним на помощь. Всё закончилось хорошо, но это заслуга Владимира. Моя оплошность могла стать роковой.

– А ведь не будь здесь Вовы, – задыхаясь от страха сказала я Гале, – мы могли их потерять.

– Но он же есть, – пожала плечами сестра самодовольно, – и он весь в меня!

КОММЕНТАРИИ к статье:

1. Замечательная история! Вот на таких женщинах и держится мир! Не только в горящую избу войдёт, но и протянет руку помощи подростку, став ему МАМОЙ!

2. Есть жизненный стержень в мальчишке. Из него вырастет прекрасный человек. Трудное детство и детский дом пошатнули его веру в людей. Но мама-Галя, подруга и наставница мальчишки разбудила доброту в его сердце и поделилась с ним теплотой и счастьем.